Уридыль Гимпо

О блоге

Данный блог познакомит Вас с больницей Уридыль - самым большим в мире госпиталем, специализирующимся на лечении заболеваний позвоночника и суставов. Также, мы приготовили для Вас полезную информацию о здоровье и теле, включая послеоперационные советы и рекомендации.

среда, 20 августа 2014 г.

Интервью с Натальей М. (операция по сращению бедреной кости и артроскопическая санация колена)


Наталья М., 28 лет, г. Петропавловск-Камчатский
ВРАЧ: Чон Де Хун
ДИАГНОЗ:Несращение правой бедренной кости
          Дисфункция правого коленного сустава
ОПЕРАЦИЯ:Открытая репозиция и внутренняя фиксация с пересадкой костной ткани, артроскопическая санация коленного сустава.




- Расскажите Вашу историю. Почему Вы обратились в больницу Уридыль?
- 4 года назад попала в ДТП. Получила многооскольчатый перелом со смещением верхней трети бедра. Попала в больницу, где мне через три недели сделали фиксацию – поставили штифт. Через 4 месяца после этого у меня образовался ложный сустав, к тому же штифт был закреплен неправильно – у меня была развернута нога. Мне удалили ложный сустав и повернули на место колено, но слишком туго закрутили болты, в следствие чего немножко надломался штифт. В феврале меня прооперировали, а в июле штифт сломался, стал «гулять». В августе мне сделали еще одну операцию по замене штифта. Были временные улучшения, но становилось все хуже и хуже. Я настраивала себя, что после операции перестану хромать, но этого не случилось. Тогда мне сделали еще одну операцию – артроскопию. Мне сказали, что у меня порвана крестообразная связка и есть загноение левого рога мениска. Мениск почистили, а связку восстановить не получилось, из-за этого я хромаю. Сказали, что перелом сросся, только проблема в связке. Я обратилась в корейскую больницу, потому что мне сказали, что в России не делают крестообразные связки. И я была уверена, что приеду в Корею и исправлю это. В целом, цель моего визита к Вам было узнать причину хромоты и убрать ее.
- Удалось ли Вам узнать причину хромоты?
- Когда приехала сюда, оказалось, что проблема была не в связке, а в том, что перелом бедреной кости не сросся до конца, и колено было не разработано. Из-за этого, при ходьбе масса моего тела неравномерно распределялась, и косточки коленного сустава стали тереться друг о друга. Все вместе и явилось причиной хромоты. Врач также сказал, что у меня есть разница в длине ног. Этот факт меня огорчил. Доктор сказал, что можно впоследствии удлинить ногу с помощью операции, но я уже склоняюсь к тому, что уже и штифт оставлю, следующий наркоз пережить будет сложно.
- Какое лечение Вам предложили в больнице Уридыль?
- Мне предложили сделать операцию по сращению перелома: пересадку костной ткани, а также артроскопическую операцию колена. Костную ткань для пересадки и сращения взяли из моего же бедра. Сейчас, спустя неделю после операции, больше всего я ощущаю то место, откуда у меня взяли кость. У меня ткани начинают потихоньку оживать и причинять мне дискомфорт. Но я знаю, что это скоро пройдет, это вопрос может быть двух месяцев.
- Наверняка было сложно решиться на еще одну операцию..
- Да, эта процедура была для меня сложной больше не в финансовом плане, а в моральном, с точки зрения того, что если считать артроскопию, это была уже шестая операция. Мне было тяжело представить, что можно вновь согласиться на операцию. Самое сложное было не боли, а состояние после наркоза, которое  было тяжелым. В предыдущих операциях мне давали спать сразу после операции, поэтому я не помнила этого состояния. А здесь два часа было нельзя спать, и это дало тяжелую эмоциональную окраску. 


- Вы довольны операцией, которую получили в Корее?
- Сначала мне показалось, что глобально ничего не произошло. Да, мне исправили перелом, он меня уже не беспокоит. Однако с точки зрения обывателя, я опять вернулась на 4 года назад – к разработке колена, и тоже нет гарантии, что я не буду хромать. Какие бы операции я не получала, как бы я ногу не разрабатывала, я все равно хромаю. Ведь для женщины важнее всего внешнее эстетическое состояние, поэтому я немножко огорчилась. Ведь я как хотела, когда ехала в Корею – я хотела, чтоб мне мазью помазали, и я сразу на каблуках оттуда убежала. Естественно, сейчас произошло осмысление, и я думаю, что если б мне не исправили несросшийся перелом, это могло обернуться костной инфекцией, или тем, что ткани не срастались бы очень долго, а такое вполне могло бы быть. Конечно, я довольна операцией, и я понимаю, что такой объем операции, даже если бы был хороший специалист, не взялись бы делать у нас. Я рада, что у меня получилось найти время, возможность, что все закончилось без осложнений, что мы завтра улетаем, и впечатления остались хорошие.

- Вы сказали, объем операции был большой. А сколько дней длилась госпитализация?
- 13го я пришла на госпитализацию, сегодня мы выписались (25ое). То есть 12 дней.



- У Вас очень стойкий дух. Напомните, сколько лет Вам было, когда попали в аварию?
- Когда я попала в ДТП, мне было 22 года. После того, как я выписалась, у меня не было работы, а как ее найти в моем состоянии?.. И первые полгода было очень тяжело, я думала, смысла жизни вообще нет.. Появились дурные мысли, думала, что всё, надо жизнь заканчивать. Но потихоньку собралась с духом, начала общаться с людьми, и даже вышла на работу. Так, закалка характера сама случилась. Это, наверное, на моя заслуга, а заслуга «собаки». Я хочу всем людям, которые смотрят на меня с сожалением, как будто, мне ноги оторвало, показать, что все решается – стать на высокие каблуки. В этот раз я костыли раньше времени не брошу, и физио занятия не брошу. Я собираюсь заниматься спортом, мне хочется вести нормальный образ жизни, не обращать внимания на эти 2 см разницы ног, мне хочется приспособиться, адоптироваться. Мой визит к вам сюда непросто дался, я отпиралась до последнего, поэтому сейчас, уже после операции, я с упорством занимаюсь лечебной гимнастикой, хожу на физиотерапию – я уже так просто не сдамся. Мне, конечно, Корея дала надежду в этом плане.

- Что Вам понравилось в больнице?
- Мне понравился конечно же персонал, потому что люди не просто делают свою работу, а как-то по-человечески пытаются отснестись. Мы - люди из России, особо реагируем на внимание персонала, потому что мы в этом видим какую-то подоплеку. Если у вас доброжелательное отношение персонала – это норма, то мы видим в этом корысть, и удивляемся, почему человек так хорошо ко мне относится. И это конечно подкупает. Из-за такого отношения ты в два раза быстрее выздоравливаешь, позитивно настроен, и ты видишь, что людям не все равно. Если человек на работе, он полностью в твоем расположении. Единственное, что меня расстроило – это телевидение. Как в такой высотехнологической стране может не работать телевидение из-за погоды (смеется).

- Какие впечатления оставила Корея как страна?
- Только хорошие. Меня поразило в Корее уважительное отношение к старшим. То, что старикам даже в 90 лет не отказывают в медицинской помощи, а старики и не собираются умирать, вот такое отношение к жизни, желание жить у нации и поражает. В то же время, мне рассказали, что здесь уровень суицида высокий, это я думаю, от стресса из-за интенсивной работы. Зато здесь нет нищеты, нет бомжей, попрошаек. Я на Мёндонге [прим.ред.: район в центре Сеула] только одного бомжа увидела, и то мне показалось, что он ведет такой образ жизни, потому что ему так комфортно, а не потому что ему государство не помогает. Он себя классно чувствует, и вот он себя нашел. 

- Есть ли какие-то напутствия читателям блога – людям, которые ищут пути получить лечение в Корее, и в частности в больнице Уридыль?

- Я считаю, что сейчас ни машины, ни какие-либо материальные блага не имеют смысла по сравнению со здоровьем. И если есть возможность, нужно ехать лечиться. И даже если этой возможности нет, должно быть желание – возможность найти средства появится. Здоровье на первом месте. И по сути, это не такие уж большие деньги. Если мы посчитаем, сколько мы тратим на еду, не беря во внимание одежду и другие расходы, то получится намного больше. Нужно приезжать, решаться на лечение и доверять, потому что, действительно – это сила, это специалисты.